Скидка на подборку книг великих писателей в интернет-магазине Читай-город
Поделиться этой акцией:

Скидка на подборку книг великих писателей в интернет-магазине Читай-город

15% Читай-Город 2 - 8 2019

Русская классика хранит знания и мысли великих писателей. Эти книги из года в год вдохновляют читателей со всего мира на размышления о поиске любви и смысла жизни. В подборке магазина Читай-город вы найдёте произведения Льва Толстого, Михаила Булгакова, Александра Пушкина и других авторов.

Только со 2 по 8 сентября! Скидка 15% на подборку книг великих писателей.

 

В этот сборник вошли произведения Булгакова, носящие автобиографический характер, - остроумная, ироничная повесть "Записки на манжетах", посвященная скитаниям по послереволюционному Кавказу, сложным отношениям с "красной" властью и собратьями по перу, мечтам об эмиграции и первым опытам в литературе, и потрясающие "Записки юного врача" - почти документальные очерки Булгакова о святом и страшном жребии служителя Гиппократа в нищей, почти средневековой российской провинции начала 1920-х. В книгу включен и "Морфий" - пугающе откровенная, мучительная исповедь, послужившая основой для одноименного фильма Алексея Балабанова.

Чингиз Айтматов — писатель с мировым именем, классик русской и киргизской литературы, лауреат престижнейших премий. Его романы и повести, вошедшие в настоящее издание, такие как «Плаха», «Когда падают горы», «Джамиля», «Белый пароход», «Пегий пес, бегущий краем моря» — переведены на десятки языков. Эти романы-притчи стали достоянием мировой литературы.

Над романом-эпопеей "Прокляты и убиты" Астафьев работал долго - с 1990 по 1994 гг. - и так и не написал запланированной последней, третьей книги, однако это не помешало произведению стать одним из самых сильных и пронзительных образцов российской "военной" прозы. Необычно уже само название романа, пришедшее из писаний русских старообрядцев: "Все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство, будут Богом прокляты и убиты". Столь же необычно в этой эпопее все - идея войны как наказания Божия, посланного народу за ужасы революции и отказ от веры; предельный реализм в описаниях солдатского быта; удивительно искренний и народный патриотизм, сочетающийся со столь же глубинным и народным неприятием "советчины". Ничего подобного в русской "военной" прозе не было ни до, ни после удивительной эпопеи Астафьева.