Болонская книжная ярмарка: все двери открыты

Опубликовано в разделе Мир книги по материалам godliteratury.ru

В итальянской Болонье завершила работу крупнейшая в мире ярмарка литературы для детей и подростков. Два самых сильных впечатления от Болонской книжной ярмарки — прямо противоположные. Одно очень тихое, другое очень громкое. «Тихое впечатление» я получил, зайдя на огромный стенд британского издательства Macmillan. Там не было прилавков с книгами и толп людей, которые их листали и покупали. Зато, как в университетской аудитории, рядами были выстроены столы, за которыми с двух сторон сидели люди и о чем-то тихо переговаривались.

Болонская книжная ярмарка: все двери открыты

 О чем? О покупке-продаже прав, разумеется. А когда я обратился к рецепционистке (да, она тоже имелась), та первым делом спросила, как меня зовут и внесено ли мое имя в предварительно составленное расписание встреч. Никаких встреч у меня, естественно, не было назначено — я просто хотел узнать, не выпустил ли чего-нибудь нового художник и писатель Крис Риддел, чьи остроумные и гротескно нарисованные книги про юную леди Гот я с удовольствием переводил, и хотел бы продолжить это занятие. Рецепционистка вежливо ответила, что нет, но было видно, как ее удивил мой досужий интерес: чего пришел, раз не назначено? Только серьёзным людям мешаешь!

За «громким впечатлением» далеко идти не пришлось. В смысле, далеко от российского стенда. Прямо напротив него стоял стенд, украшенный швейцарским флагом. И во второй день работы ярмарки я увидел, что к нему выстроилась через весь проход огромная очередь. Я спросил у коллег: это кто же такой популярный автографы раздает? Что-то я не припомню среди современных швейцарцев ни одного мало-мальски известного писателя… Российские коллеги посмотрели на меня так же, как английская рецепционистка. «Это не писатель автографы раздает, это NORDSÜD VERLAG кастинг проводит, — объяснили мне. — Видишь, у большинства стоящих в очереди папки под мышкой? Это всё художники, которые принесли свои работы. Если агентству понравится — оно будет с ними работать. Нет — приходите через год». «Что, — удивился я, — вот прямо так, в порядке живой очереди, раскрывая папки, и мгновенно решают?» — «Да, прямо так».

Очередь из художников

Очередь из художников

Я впечатлился. Вот она — жесткая конкуренция в профессиональной среде! Хочешь профессионально работать с серьезным агентством — сумей произвести впечатление за несколько минут! И не говори, что гениальность твоих шедевров раскрывается постепенно, что сегодня на редкость задумчивый день, а Луна в неблагоприятной фазе.

Оборачиваясь с этими мыслями на российский стенд, я видел, что движение ведётся в правильном направлении, но идти еще есть куда. Да, на нем выставлены изумительные книги с разной эстетикой, проводятся презентации издательств и программ. Но книги эти не снабжены англоязычными (не говоря уж — италоязычными) аннотациями или суперообложками, а стало быть, их названия и содержание, набранное загадочной кириллицей, ровным счетом ничего не говорят посетителям, в том числе профессиональным. А на презентациях звучит только русская речь, потому что их участники — в основном сами же члены российской делегации, которые докладывают о своих успехах друг другу. И русско-итальянские мамы из Болоньи и окрестностей. Прекрасно, что они приходят, чтобы купить своим двуязычным (в идеале) отпрыскам русские книги. Да и переговоры и деловые разговоры порой случались. Но с ровным гудением на стенде «Макмиллана» это ничего общего не имеет.

Впрочем, русская речь слышится на ярмарке не только на российском «официальном» стенде. В Болонье традиционно присутствуют российские «малышовые» издательства, специализирующиеся на таких не нуждающихся в переводе изделиях, как раскраски и книжки-игрушки для самых маленьких — «Мозаика-Синтез», «Фламинго», «Проф-Пресс». В этом году также впервые представили свои стенды издательства «Пешком в историю», «Клевер-медиа», «Самокат», активно покупая и, что главное, продавая права на свои книги. Одна из них, выпущенная «Самокатом» «Дети Ворона» Юлии Яковлевой, стала настоящим триумфатором.

Эта книга, написанная в столь необычном жанре, как «сказка о сталинских репрессиях», получила премию In Other Words («Другими словами») фонда BookTrust — крупнейшей благотворительной организации Великобритании, занимающейся вопросами детского чтения. «Дети Ворона» и три других победителя были выбраны более чем из 400 книг! Теперь фонд поддержит перевод «Детей Ворона» на английский язык. А по поводу прав на издание на английском, с законной гордостью сообщает «Самокат», им делает предложение крупный британский издатель.

Интересно, что объявил о победе «Детей Ворона» тот самый Крис Риддел, с которым я разминулся. Он выразился так: «Судьям хватило одного отрывка (больше просто не переведено. — М. В.), чтобы загореться желанием узнать, что же случилось с детьми в этой истории, разворачивающейся в сталинской России. Эта книга поднимает важные вопросы о том, чего стоит свобода и что происходит в жизни людей при чрезмерно властном режиме».

Китайский комикс о мирном сосуществовании людей и монстров

Китайский комикс о мирном сосуществовании людей и монстров

Впрочем, не надо думать, что Болонская ярмарка детской книги заточена исключительно под рекрутинг, профессиональные награды (в частности, этом году второй раз подряд на ярмарке вручали «Детскую Стрегу» — специализированное «отделение» крупнейшей итальянской литературной премии, — но имена победителей, увы, второй год нам ничего не говорят) и деловые переговоры. Все-таки это ярмарка детских книг.

А детские книги — одно из самых совершенных проявлений радости и счастья, какое только возможно в нашем несовершенном мире.

Неудивительно, что четыре огромных павильона, в которых выставляются почти 1300 участников, от огромных национальных стендов (начиная от стенда Каталонии — почетного гостя этого года) и не уступающих им стендов полиграфических компаний (в первую очередь азиатских) и международных корпораций вроде «Диснея» с их раскрученными брендами до маленьких местных дизайн-бюро, выставляющих уж совсем «черт знает что», все дни полны посетителями: за четыре дня прошлого, 2016 года их оказалось 26 тысяч — и в этом году явно не меньше, а то и больше.
ciao
Они листали, разглядывали, восхищались и даже порой недоумевали, глядя на изыски хитроумного книжного дизайна, в первую очередь итальянского. А он, несмотря на пришествие книг электронных и прочих «смежных» видов искусств и бизнеса, таких, как смартфонные приложения, по-прежнему поражает: книжки-раскладушки (так называемый поп-ап, его развитию с середины XIX века была посвящена отдельная экспозиция), книги-силуэты и книги — театры теней, книги-караоке, книги размером с парту. И, конечно, разнообразие содержание не уступает разнообразию формы: от книжек с сюрными «психоделическими» картинками, выдержанных в ярких основных цветах, до нежных реалистических акварелей и толстых «пост-поттеровских» текстовых книжек.

Новая тема — «инклюзивные» книги,

предназначенные для детей с особыми потребностями и способствующие их интеграции в общество. В этом году на ярмарке был представлен целый каталог таких книг, выпущенный попечительством Международного совета по детской книге.
Надо cказать, что новое порой оказывалось подзабытым старым. Во всяком случае, подробная презентация книг советских мастеров детской книги 1920-х годов, проведённая на главной площадке ярмарки — не случайно называющейся «Кафе иллюстраторов», — была встречена собравшимися с искренним восхищением. И действительно: работы Владимира Лебедева, Николая Лапшина, Владимира Тамби и других художников того времени выглядят совершенно по-сегодняшнему. Или даже по-завтрашнему.

Сам по себе выставочный комплекс Болонской ярмарки — это тоже шедевр модернизма. Только не двадцатых, а шестидесятых. Сплошное остекление павильонов, открытые пространства, внутренние дворики, в которых можно выпить кофе и съесть мороженое (благо погода в Болонье в начале апреля располагает, а буфетов внутри достаточно). И — множество дверей.

И с этим связанно, наверное, самое главное впечатление от Болонской ярмарки. В московском ЦДХ, где проходит Нон/Фикшн, тоже много дверей. Но они всегда почти все закрыты. Наверно, это необходимо по соображениям безопасности. Но создаёт огромный дискомфорт: тыкаешься в дверь, а она закрыта. Так вот: в Болонье все двери всегда открыты. В прямом и переносном смысле. Надо просто подойти и открыть.

Комментарии

Комментариев пока нет ...
Самое время начать дискуссию и поделиться своим мнением!

Добавить комментарий

Чтобы написать комментарий, войдите на сайт.
Или авторизуйтесь через любимую социальную сеть:
3549875 предложений по 890469 книгам от 298342 авторов в 42429 сериях