Мартовские коты

Опубликовано в разделе Статьи по материалам godliteratury.ru

Гофман, Ремизов, Бальмонт, Пелевин. Десять самых известных котов русской и мировой литературы — праздничном иллюстрированном обзоре Года Литературы. Редакция портала, к сожалению, не располагает возможностью подарить в преддверии 8 Марта всем своим читательницам по букету цветов или даже по книге. Поэтому они решили подарить немного спокойствия, оптимизма и красоты, сконцентрированных в десяти знаменитых книжных котах. 

Мартовские коты

А «в ролях» известных литературных персонажей (на которых их создателей, без сомнения, вдохновили их собственные любимцы) выступают не анонимные «котики с просторов интернета», а реальные звери, принадлежащие сотрудникам редакции ГодЛитературы.РФ и их друзьям с берегов Мертвого моря.

ЧЕШИРСКИЙ КОТ

«»Ура! — подумала она. — Это Чеширский Кот; теперь хоть будет с кем поговорить!
— Ну, как успехи? — спросил Чеширский Кот, как только рот его достаточно проявился, чтобы говорить.
Алиса обождала, пока появятся глаза, и тогда молча кивнула.
«Говорить с ним еще рано, — думала она, — надо подождать ушей. Или хоть одного уха».
Не прошло и минуты, как голова появилась целиком; Алиса поставила своего фламинго на землю и, очень довольная, что наконец нашла слушателя, приступила к отчету о ходе игры.
Кот, по-видимому, решил, что проявил себя достаточно, и на этом остановился; остальные его части так и не появились».
Льюис Кэрролл. «Алиса в стране чудес» (Перевод Бориса Заходера)

чешир1

КОТ УЧЕНЫЙ
«У лукоморья дуб зелёный;
Златая цепь на дубе том:
И днём и ночью кот учёный
Всё ходит по цепи кругом;
Идёт направо — песнь заводит,
Налево — сказку говорит.
Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит…


…И там я был, и мёд я пил;
У моря видел дуб зелёный;
Под ним сидел, и кот учёный
Свои мне сказки говорил».

А. Пушкин. «Руслан и Людмила»

на-дубе-том

КОТ БЕГЕМОТ
«…третьим в этой компании оказался неизвестно откуда взявшийся кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами».

бегемот

«Стоящий на задних лапах и выпачканный пылью кот тем временем раскланивался перед Маргаритой. Теперь на шее у кота оказался белый фрачный галстук бантиком, а на груди перламутровый дамский бинокль на ремешке. Кроме того, усы у кота были позолочены.
— Ну что же это такое! — воскликнул Воланд, — зачем ты позолотил усы? И на кой черт тебе нужен галстух, если на тебе нет штанов?
— Штаны коту не полагаются, мессир, — с большим достоинством отвечал кот, — уж не прикажете ли вы мне надеть и сапоги? Кот в сапогах бывает только в сказках, мессир. Но видели ли вы когда-либо кого-нибудь на балу без галстуха? Я не намерен оказаться в комическом положении и рисковать тем, что меня вытолкают в шею! Каждый украшает себя, чем может. Считайте, что сказанное относится и к биноклю, мессир!»

7

«— Единственно, что может спасти смертельно раненного кота, — проговорил кот, — это глоток бензина… — И, воспользовавшись замешательством, он приложился к круглому отверстию в примусе и напился бензину. Тотчас кровь из-под верхней левой лапы перестала струиться. Кот вскочил живой и бодрый, ухватив примус под мышку, сиганул с ним обратно на камин, а оттуда, раздирая обои, полез по стене и через секунды две оказался высоко над вошедшими, сидящим на металлическом карнизе».
М. Булгаков. «Мастер и Маргарита»

КОТ МУРР
«Я испытывал все большее довольство и начал выражать переполнявшее меня блаженство теми особенными, лишь нашей породе свойственными звуками, которые люди довольно метко обозначают словом «мурлыканье». Итак, я гигантскими шагами шествовал вперед по стезе познания мира. Какой бесценный дар небес, какое огромное преимущество уметь выказывать внутреннее физическое довольство звуками и телодвижениями! Сперва я только мурлыкал, позднее пришло уменье неподражаемо извивать хвост самыми затейливыми кольцами, и, наконец, я овладел чудесным даром — единственным словечком «мяу» высказывать радость, боль, наслаждение и восторг, страх и отчаяние, словом, самые разнообразные оттенки ощущений и страстей. Чего стоит человеческий язык по сравнению с этим простейшим из простейших средств для того, чтобы заставить понять себя?»
Э.-Т. Гофман «Житейские воззрения кота Мурра»

мур

КОТ В САПОГАХ
«Один мельник, умирая, оставил своим трём сыновьям наследство: мельницу, осла и Кота. С разделом недолго возились и обошлись без помощи суда, потому что судьи обобрали бы их до нитки.
Старший брат взял себе мельницу. Второй — осла. А младшему дали Кота.
Он был неутешен, что досталась ему такая дрянь.
— Братья, — говорил он, — могут честно зарабатывать себе кусок хлеба, а мне, несчастному, когда я съем своего Кота и сошью из его шкуры рукавицы, придётся умирать с голоду.
Только вдруг Кот, который слышал эти речи, но не подавал и виду, что их понял, и говорит спокойным, серьёзным тоном:
— Не горюй, хозяин, а дай ты мне лучше мешок да закажи мне пару сапог, чтобы не больно было ходить по кустам. И увидишь, что ты не так обделён, как думаешь».
Шарль Перро. «Кот в сапогах»

кот-в-сапогах

АРИСТАРХ ФАЛАЛЕИЧ МУРЛЫКИН
«Маша поспешила вниз в том же платье, в котором вошла в свою светлицу. Она отворила дверь и оцепенела!.. На скамье, подле Онуфрича, сидел мужчина небольшого росту, в зеленом мундирном сюртуке; то самое лицо устремило на нее взор, которое некогда видела она у черного кота. Она остановилась в дверях и не могла идти далее.
— Подойди поближе, — сказал Онуфрич, — что с тобою сделалось?
— Батюшка! это бабушкин черный кот, — отвечала Маша, забывшись и указывая на гостя, который странным образом повертывал головою и умильно на нее поглядывал, почти совсем зажмурив глаза.
— С ума ты сошла! — вскричал Онуфрич с досадою. — Какой кот? Это господин титулярный советник Аристарх Фалелеич Мурлыкин, который делает тебе честь и просит твоей руки.
При сих словах Аристарх Фалелеич встал, плавно выступая, приблизился к ней и хотел поцеловать у нее руку. Маша громко закричала и подалась назад. Онуфрич с сердцем вскочил с скамейки.
— Что это значит? — закричал он. — Эдакая ты неучтивая, точно деревенская девка!
Однако ж Маша его не слушала.
— Батюшка! — сказала она ему вне себя, — воля ваша! это бабушкин черный кот! Велите ему скинуть перчатки; вы увидите, что у него есть когти. — С сими словами она вышла из комнаты и убежала в светлицу».

люда

» — Негодная! — сказала она ей, — так-то любишь и почитаешь ты мать свою? Так-то повинуешься ты родителям? Но я тебе говорю, что приму тебя в руки! Только смей опять подурачиться, когда пожалует к нам завтра Аристарх Фалелеич!
— Матушка! — отвечала Маша со слезами, — я во всем рада слушаться, только не выдавайте меня за бабушкина кота!
— Какую дичь ты опять запорола? — сказала Ивановна. — Стыдись, сударыня; все знают, что он титулярный советник.
— Может быть, и так, матушка, — отвечала бедная Маша, горько рыдая, — но он кот, право, кот!»
Антон Погорельский. «Лафертовская маковница»

14

НИКА
«Не то чтобы Никa былa рaвнодушнa к удобствaм — онa с пaтологическим постоянством окaзывaлaсь в том сaмом кресле, кудa мне хотелось сесть, — но предметы существовaли для нее только покa онa ими пользовaлaсь, a потом исчезaли. Нaверное, поэтому у нее не было прaктически ничего своего, я иногдa думaл, что именно тaкой тип и пытaлись вывести коммунисты древности, не имея понятия, кaк будет выглядеть результaт их усилий. С чужими чувствaми онa не считaлaсь, но не из-зa скверного склaдa хaрaктерa, a оттого, что чaсто не догaдывaлaсь о существовaнии этих чувств».
В. Пелевин. «Ника»

pelevi

МУРЕНКА
«Девчоночке любопытно стало про козла-то узнать. И то видит — старик веселый да ласковый. Она и говорит:
— Пойду. Только ты эту кошку Муренку тоже возьми. Гляди, какая хорошая.
— Про это, — отвечает Кокованя, — что и говорить. Такую звонкую кошку не взять — дураком остаться. Вместо балалайки она у нас в избе будет.
Хозяйка слышит их разговор. Рада-радехонька, что Кокованя сиротку к себе зовет. Стала скорей Даренкины пожитки собирать. Боится, как бы старик не передумал.
Кошка будто тоже понимает весь разговор. Трется у ног-то да мурлычет:
— Пр-равильно придумал. Пр-равильно.
Вот и повел Кокованя сиротку к себе жить. Сам большой да бородатый, а она махонькая и носишко пуговкой. Идут по улице, и кошчонка ободранная за ними попрыгивает».
П. Бажов «Серебряное копытце»

24346718431_a01abf221c_k

ВАСЬКА
«Агапевна уж тайком кота завела. Приучила кота под кроватью ночевать, чтобы сон нагонял. Уляжется Иван Семенович, выгонит она Ваську из-под печки, пустит под кровать. А Васька такой воркотун, заведет свою песню: вилы-грабли, сено клали — чего еще? — спи, нет, все ворочается — тошно тому, кто любит! — одна она в мыслях, одну поминает, только ею и бредит:
— Голубка моя, гурливая!
Хуже того, как узнал про кота, целую бурю поднял:
— Не хочу, — говорит, — под вилы-грабли спать, не грудной я младенец, где увижу кота, тут и задавлю, кот весь дом опалит.
И действительно, Васька за короткий промежуток след по себе оставил; все корешки «Русской мысли» и «Вестника Европы» опалил, а по верхам шатаясь, задел и приходо-расходную книгу и кое-кого из красавиц.
Покорилась Агапевна, завязала Ваське глаза, отнесла на пустой двор, там и покинула».
А. Ремизов. «Неуемный бубен»

11

КОШКА БАЛЬМОНТА
Мой зверь — не лев, излюбленный толпою, —
Мне кажется, что он лишь крупный пес.
Нет, желтый тигр, с бесшумною стопою,
Во мне рождает больше странных грез.

И символ Вакха, быстрый, сладострастный,
Как бы из стали, меткий леопард;
Он весь — как гений вымысла прекрасный,
Отец легенд, зверь-бог, колдун и бард.

Еще люблю я черную пантеру,
Когда она глядит перед собой
В какую-то нежизненную сферу,
Как страшный сфинкс в пустыне голубой.

Но если от азийских, африканских
Святых пустынь мечту я оторву,
Средь наших дней, и плоских и мещанских,
Моей желанной кошку назову.

Она в себе, в изящной миньятюре,
Соединила этих трех зверей.
Есть искры у нее в лоснистой шкуре,
У ней в крови — бродячий хмель страстей.

Она проходит в комнтатах бесшумно,
Всегда свою преследуя мечту,
Влюбляется внезапно и безумно,
И любит ведьм, и любит темноту.

В ее зрачках — непознанная чара,
В них фосфор и круги нездешних сфер,
Она пленила страшного Эдгара,
Ей был пленен трагических Бодлер, —

Два гения, влюбленные в мечтанья,
Мои два брата в бездне мировой,
Где нам даны безмерные страданья
И беспредельность музыки живой.

К. Бальмонт «Мои звери»

1

 

Комментарии

Комментариев пока нет ...
Самое время начать дискуссию и поделиться своим мнением!

Добавить комментарий

Чтобы написать комментарий, войдите на сайт.
Или авторизуйтесь через любимую социальную сеть:
3799104 предложения по 923873 книгам от 305709 авторов в 44196 сериях